Мир X века был смелым и жестоким, в нем ценились яркие личности, способные на отчаянные поступки на грани и за гранью дозволенного. Моральными обязательствами человек был связан только с людьми своего круга, другие были не в счет. Сила и удача были критерием истины и главными аргументами в споре, а с богами можно было договориться. Язычество давало такую возможность и свободу. Оттого многие деяния наших предков кажутся столь страшными, что о них предпочитают вообще не вспоминать.

СКОЛЬКО СТОИЛА ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ?

Очень немного, особенно если это была жизнь чужака

Люди Х века понимали ответственность за поступки только перед своим кругом и своими богами. Абстрактных общечеловеческих ценностей, вроде гуманизма и человеколюбия, тогда просто не существовало. За родичей и друзей они готовы были совершать подвиги и погибнуть, но жизнь чужака ни стоила ничего. То, что современному человеку кажется вероломным предательством, для человека X века было военной хитростью. А ужасающая жестокость представлялась необходимостью.

Абстрактных общечеловеческих ценностей, вроде гуманизма и человеколюбия, тогда просто не существовало

Жизнь людей определяли сила, удача и случай, а не общие понятия о том, что хорошо, а что плохо. Попадая в новый для них город, викинги оценивали только одно — достаточно ли у его жителей силы для сопротивления. Если да, то гости доставали товары, старались расположить к себе, мирно общались, торговали. Если нет — беда тому городу. Северяне моментально превращались в жестоких чудовищ, грабивших, насиловавших и убивавших без разбора. Зачем покупать, если можно отобрать силой? Они были уверены, что раз боги даровали им удачу, значит, надо этим пользоваться. Да и сама удача воспринималась как дар богов, порой даже наследственный. Сын славного конунга должен был перенять от отца благосклонность богов вместе с мечом и рулевым веслом драккара. Если же что-то шло не так, значит, нужно было просить богов, приносить им жертвы.

ЧТО ТАКОЕ ПУТЬ «ИЗ ВАРЯГ В ГРЕКИ»?

Торговый путь с Востока в Европу

Речная дорога проходила от Черного моря по Днепру, через Смоленск и Новгород и далее в богатые города Северной Европы. По этому торговому пути товары из Азии и Византии попадали ко дворам европейской знати. Цена товара на каждом участке возрастала, посему тот, кто осуществлял силовой контроль над определенным отрезком, получал огромные барыши. В борьбу за право контролировать, а по сути, «крышевать» транзитную торговлю активно вмешивались викинги. Неслучайно рядовые члены разбитых наемных отрядов чаще всего просто переходили под знамя удачливого победителя. Достаточно вспомнить хотя бы поход Олега на Аскольда и Дира.

Киев

Новгород

Константинополь

КТО ТАКИЕ ВАРЯГИ И ВИКИНГИ?

Северные соседи славян, связанные с ними непростыми отношениями

Викинги, дословно «люди фьордов» (vik — бухта, фьорд) — выходцы из Скандинавии, уходившие из родных земель на торговый и военный промысел. Викинги действовали самостоятельно под началом собственных предводителей или, вступая в боевые дружины местных князей, воевали за плату или часть добычи. Опытные, бесстрашные и умелые воины, они подчинялись собственному кодексу чести и собственным принципам. На Руси викингов называли «варягами» в Западной Европе — «норманнами». Воинов-варягов Русь привлекала возможностью добычи и контроля за торговыми путями. Они жили в городах по берегам рек или рядом с городами, в отдельных крепостях-острогах. Видимо, из-за периодически возникавших сложностей в отношениях с местными жителями-славянами. Но, живя рядом на протяжении десятилетий, они просто не могли не вступать в какие-то взаимоотношения. И, конечно, связи возникали, причем очень тесные.

Варяжские конунги давали своим детям славянские имена, брали в дружину крепких местных парней…

Об этом говорят смешанные браки или, например, совместные кладбища, обнаруженные археологами. Но обряды захоронения на них были все же разными. Мистическая сила природы была одинаково понятна и славянам и варягам, хотя вели они себя и по разному. Впрочем, викинги в этом отличались от всех остальных: мало кто еще видел смысл жизни в героической гибели в бою с оружием в руках. А пополнявшие дружину новые воины с севера не всегда проявляли толерантность к местным традициям.

КОГО БРАЛИ В ДРУЖИНУ КНЯЗЯ?

Только достойных воинов, способных принести пользу смелостью, удальством и силой

Видимо, изначально дружины состояли из викингов, возможно, родственников конунгов, но постепенно в них становилось все больше местных парней. В условиях, когда сила была единственным источником права, вооруженная дружина приобретала особое значение. Видимо, они были довольно разнообразными: существовали отряды наемников в городах, у князей, даже у богатых купцов. Для решения конкретных задач могли приглашаться отряды наемников из других стран, чаще всего с Севера. Дружинники воспринимали себя не как солдат-наемников, а как друзей князя, даже братьев. Или братву?

В бригаде царил особый тип отношений, основанный на единстве духа, взаимопомощи, общности интересов. Дружинники вместе воевали, вместе пировали, вместе грабили. Князь считался первым среди равных, он общался с богами и обеспечивал удачу.

Понятно, что менталитет воина-викинга был совершенно иным, нежели у крестьянина славянина или купца христианина. Причем главными становились даже не религиозные, а социальные факторы. Скажем, вступающий в дружину славянин принимал ее систему ценностей и взаимоотношений, но был свободен в поклонении богам. Кстати, среди воинов варягов были и христиане, но они тоже жили ценностями боевого братства.

КАКИМ БЫЛ КНЯЗЬ ВЛАДИМИР?

Владимир был очень неоднозначной и сложной личностью

Мир X века был чрезвычайно сложен и противоречив. И все это многообразие сошлось в фигуре князя Владимира. Судите сами. Он по рождению князь и одновременно «рабичич» — сын рабыни. Он воспитывался в княжеской семье, но без рано погибшего отца и сосланной матери. При этом воспринимался полноценным княжичем и довольно рано получил новгородский стол. Его воспитывала языческая дружина и христианское окружение его бабки, княгини Ольги.

Монета X века

У него были два брата, но его родственные чувства вызывают сомнения: мстя за убийство среднего, он убил собственного старшего брата. Он любил родной Киев и привел против него иноземных наемников. Он изнасиловал Рогнеду и убил ее семью, а потом женился на ней и нажил шестерых (или даже семерых) детей; убил брата Ярополка, однако усыновил и воспитывал его ребенка. Добивался сближения с Константинополем, но в то же время осаждал и разграбил греческий Херсонес.

Владимир одновременно предстает жестоким убийцей и ласковым былинным Красно Солнышко; насильником и равноапостольным христианским святым…

Его деяния нельзя воспринимать однозначно, тем более мерить сегодняшними категориями. Еще раз вспомним, что для людей того времени не существовало абстрактных категорий «добро» и «зло». Добро — победа, зло — неудача. Поражение смывается местью, победа вымаливается кровью. Кровью погибших товарищей, своей собственной, принесенных жертв. Он хочет союза с Рогволодом и готов взять его дочь в жены, но в ответ получает унижение. И мстит, не испытывая личной ненависти к Рогнеде. Иначе как у них потом появятся семеро детей, включая ставшего в будущем знаменитым Ярослава Мудрого. Публичным насилием Владимир смыл позор и стал победителем в глазах врагов, дружины, богов. С точки зрения человека ХХI века это выглядит чудовищно, но для людей Х века — это почти норма.

КАКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЗАНИМАЛИ ЖЕНЩИНЫ?

Однозначного ответа на этот вопрос нет

Видимо, оно было очень разным, зависело от происхождения, статуса, покровителей, веры. В северной традиции женщины были вполне свободны, почти наравне с мужчинами. Другое дело, что мало кто из скандинавских наемников привозил в дальние страны свои семьи. Чаще всего, в походы отправлялись лишь воины, и местных женщин они воспринимали как добычу. Кстати, пресловутые гаремы Владимира, судя по всему, были коллективной собственностью его дружины — пленные наложницы призваны были скрашивать досуг воинов. Рабы, а чаще — рабыни, были важной частью торговли с Востоком, так что недостатка в них не было. Некоторые выходцы с севера решили осесть в новых землях. Как, например, род Рогволода в Полоцке. И гордость Рогнеды вполне в традиции независимых дочерей скандинавских фьордов.

В противоположность ей — смирение христианки, вдовы Ярополка. Это совершенно иное мировоззрение, другой стереотип поведения. И как удивительна в этом плане фигура княгини Ольги, в зрелом возрасте принявшей христианство. Владимир ведь был воспитан ею и отлично все понимал.

А вот положение женщин в славянском языческом мире остается загадочным

У нас почти нет сведений на этот счет. С другой стороны, родовые и племенные традиции славян подразумевали закрытость. В этом смысле сельские люди мало общались с торговой и военной средой городов. Трудно представить, что дружинник (наемный варяг или свой, доморощенный) из Киева отправится свататься к девушке из сельского славянского поселения. Если связи и были, то другого рода, скорее насильственные. Все же города жили обособленно, и ушедшие в них люди быстро теряли связь с родовыми славянскими традициями.

СУЩЕСТВОВАЛО ЛИ МНОГОЖЕНСТВО?

Нормой считалась моногамия, но допускались исключения

Так, у князя Игоря была одна супруга Ольга, а у их единственного отпрыска Святослава было три сына от разных женщин. По скандинавской традиции, все они считались наследниками отца, даже если их матери не воспринимались как полноправные жены. Впрочем, в понятии «официальная жена» для Х века есть доля условности. Это после принятия христианства появился обряд венчания, до этого же все строилось на договоре родственников. А если женщина была более низкого положения, то заведомо считалось, что родственники будут в восторге.

В историю вошли несколько близких Владимиру женщин, родивших ему наследников. Некая «чехиня», по другим сведениям — норвежская княжна, родившая Вышеслава. «Болгарыня» — мать Бориса и Глеба. Уже упоминавшаяся вдова Ярополка (родившая Святополка) Рогнеда — мать семерых детей, в том числе Ярослава Мудрого; некая Аделья; византийская княжна Анна; «другая болгарыня» и еще три безымянные дамы, о которых мы ничего не знаем, кроме факта наличия у них детей от Владимира. Интересно, что все отпрыски были признаны князем и считались наследниками даже после принятия им христианства. Православная моногамия отступила перед традициями предков-язычников.

Впрочем, ранние любовные подвиги Владимира вполне могут быть сильно приукрашены автором «Повести временных лет» по чисто идеологическим мотивам. Вроде как сначала был зверем-язычником и творил безобразия, а, приняв христианство, стал совсем другим. Возможно, это так, мы не знаем. Но, скорее, Нестор понимал, сколь сложным и многогранным был языческий мир накануне крещения, и старался показать его во всем разнообразии, не пытаясь навязывать читателям свои субъективные оценки.

МОЖНО ЛИ РЕКОНСТРУИРОВАТЬ ИСТОРИЮ?

Безусловно, и это один из широко используемых подходов

По объективным причинам мы не знаем многого о языческой Руси X века. Но в отсутствии точной исторической конкретики есть и свой плюс. Это дает возможность для творчества, фантазии, более гибкого подхода к трактовке событий. Можно выбирать наиболее красивые и яркие варианты реконструкции, не выходя за рамки исторической матрицы. И картина эпохи от этого становится более живой, ощутимой и понятной. Именно так и поступили создатели фильма «Викинг», постаравшись максимально точно воспроизвести историю в известных нам деталях и максимально близко реконструировать ее в том, что нам не известно наверняка.